Рубрики
Поиск




Погода

Кто помог поставить на ноги целое поколение московских татар

Дворники, носильщики, мусорщики - москвичи привыкли считать эти профессии типично татарскими. Между тем и десять, и сто лет назад татары занимались в Москве не только этими делами. Дети дворников тоже выбрали иную дорогу в жизни.

Ранние прохожие, зябко поеживаясь, бегут к метро, а Бибисара Сафина уже заканчивает свою работу. Рядом с ней пес Ольхай - верный защитник от шляющихся в неурочную пору. Кажется, нехитрое дело - убрать вокруг здания, подмести листья, отвезти мусор на тележке. Однако жильцы дома в Новых Черемушках считают Бибисару незаменимой: она работает здесь много лет. В жизни возможно все - поворачивается колесо Фортуны, случаются путчи и кризисы, но мир по-прежнему кажется уютным, если слышится под окном знакомый шорох метлы.

Жильцы у Бибисары воспитанные: когда выбрасывают большие коробки, всегда спрашивают ее, куда поставить. Она может и поругать их, если что не так. «Я этот дом заселяла в 1977 году, - рассказывает она. - Помню, как въезжали в каждую квартиру. Теперь те ребятишки, которые когда-то кричали мне: «Тетя Бибисара, дай метелку помести!» - уже ведут за ручку своих детей». Бибисара - красивое имя. «Да что тут особенного, - улыбается она. - У татар вообще имена звучные. Я ведь татарка. Родилась в Горьковской области - теперь она называется Нижегородской, - в селе Карга. Оттуда же и муж. Многие наши земляки перебирались в Москву на стройки и заводы, а потом устраивались дворниками, чтобы получить жилплощадь. Найти место было трудно, обычно односельчане помогали друг другу. Так когда-то устроилась и я. Помните старую шутку о том, что есть только две престижные должности: директор магазина и директор метлы? Так вот, про директора метлы - это как раз о нас, о татарах».

Бывшая Москва

Скоро Бибисара отметит круглую дату: сорок лет директорства с метлой и лопатой в руках. Конечно, у нее давно нет необходимости отрабатывать дворницкую жилплощадь: муж много лет назад получил от завода квартиру. Выросли и дочки - старшая, Зухра, стала врачом, у младшей, Файли, тоже высшее образование, она работает бухгалтером.

Бибисара Сафина уверена: дворницкая профессия помогла ей вырастить детей

«Обе поставили себе цель и сами добились всего, - рассказывает Бибисара. - Мы с мужем только раз нанимали старшей дочке репетитора по химии. Помню, собрали тогда все свои отпускные деньги, чтобы заплатить. Впрочем, грех жаловаться: дворницкая профессия помогала мне растить детей. Мои дочки не были заброшенными - я всегда могла и проводить их на занятия, и встретить из школы».

Сейчас Бибисара собирается уходить с работы - все пенсионные сроки давно прошли. И это отнюдь не малозначительный факт. С ее уходом Москва дворников и носильщиков, мусорщиков и банщиков (город всех тех незаметных и незаменимых профессий, которые жители столицы на протяжении ХХ века привыкли считать татарскими, но которые перестают быть таковыми прямо на глазах) еще немного отодвинется в прошлое.

Сколько же существовал в столице этот «город незаменимых профессий»? «Совсем не так долго, как можно было бы подумать, может, чуть больше ста лет. Ведь раньше здесь просто не было татар как таковых, - рассказывает кандидат исторических наук, этнолог Дамир Хайретдинов. - Конечно, сейчас, когда татарское население Москвы, по самым скромным подсчетам, составляет не меньше 250 тысяч, в это верится с трудом, но еще в начале ХХ века численность татарской общины была совсем небольшой - всего 6 тыс. человек. Это составляло примерно полпроцента от общего количества жителей города». В середине XIX века в Москве и вовсе проживало несколько сот татар. «Только не подумайте, что они были дворниками! - говорит Хайретдинов. - Татарская община тех лет в основном состояла из людей с высоким статусом. В ней было много зажиточных купцов первой и второй гильдии». Татары торговали в Москве шелком, шерстью, хлопком, открывали постоялые дворы, гостиницы, рестораны. «До революции татары держали в России буфеты на железнодорожных станциях, это было их дело», - рассказывает Шамиль Мухамедьяров, старший научный сотрудник Института российской истории РАН.

Религия помогала татарам сохранить себя в столичном «плавильном котле»

Татарские купцы могли гордиться не только богатством, но и происхождением. Многие из них вели свою родословную от знатных фамилий татарских ханств. «Случалось, что родовитая татарская семья разбивалась на две ветви - часть родственников принимала православие, поступала на русскую службу и давала начало обрусевшей аристократической фамилии, как, например, у князей Юсуповых, - говорит Шамиль Мухамедьяров. - Та же часть родни, что сохраняла приверженность исламу, лишалась наследственных привилегий и земель. Для них даже название специальное придумали: «чабатала мурза» (дворянин в лаптях). Многие из них, чтобы прокормить себя и семью, начинали заниматься торговлей». Отдельные представители этих купеческих семей оставались в Москве и после Великой Отечественной войны. «Была, например, очень родовитая и богатая семья Шакуловых - выходцев из города Касимова. Когда-то он был столицей Касимовского ханства, - рассказывает Мухамедьяров. - С Сарой Шакуловой, в свое время окончившей Сорбонну и занимавшейся математикой, я познакомился в Москве в 50-е годы. Конечно, тогда она была уже очень пожилой женщиной. Наверное, жили здесь и другие родовитые татары. Но они растворились в потоке новоприбывших «мишар» - сельских жителей из Пензенской и Нижегородской областей, которые составили основную часть современного татарского населения Москвы».

Граждане приезжающие

Носильщики на Казанском вокзале, облокотившись на тележки, пережидают перерыв между поездами. Из семи десятков человек, ежедневно выходящих в смену, подавляющее большинство - татары. «Традиционно здесь работают люди из одних и тех же нижегородских деревень: можно даже только по внешности, не зная человека, определить, кто откуда приехал», - рассказывает бригадир транспортно-экспедиционного отдела Рустам Сябитов, 20 лет назад сам начинавший здесь носильщиком. Правда, в последнее время татар стали теснить на вокзале приезжие из Средней Азии - узбеки, таджики, туркмены. Но татары-носильщики все равно с надеждой смотрят на поезда: будет работа - будет и хлеб.

По традиции на Казанском вокзале работают носильщиками
жители одних и тех же деревень Нижегородской области

Впереди - полоски рельсов, убегающие к горизонту. Когда-то по этой дороге татары ехали в Москву. Что заставляло их оставлять родные деревни и подаваться в большой город? «Мой отец в 20-е годы был наркомом здравоохранения Татарской республики, - говорит Шамиль Мухамедьяров. - В Поволжье тогда свирепствовал голод. Многие татары уезжали из родных мест, потому что нечего было есть. Только с голодом справились - отцу даже дали за это особую награду, - началось раскулачивание. И люди бежали уже от этой беды». Позже татары потянулись в Москву на заводы и стройки: не хотели работать в колхозах даром. «Немало татар трудилось на «Метрострое», - рассказывает Дамир Хайретдинов. - Для них даже издавалась газета на татарском языке. В ее редакции несколько лет работал известный поэт Муса Джалиль».

Сельчане, приехавшие работать на заводы, быстро начинали понимать, что жизнь в общежитии не сулит им никаких ближайших перспектив. «Сами подумайте, каково это - жить в одной комнате с несколькими совершенно посторонними людьми, - говорит Рустам Сябитов. - А дворникам тогда предоставляли отдельную комнату. Какое-никакое, но свое жилье. Я сам прошел через все это: сначала работал в ЖЭКе, потом устроился на вокзал».

Казанский вокзал в Москве издавна был татарской вотчиной. После революции здесь даже существовала особая молельная комната, где желающие могли совершать намаз. «Конечно, работать было тяжело. Расширение вен на ногах - наше профессиональное заболевание. Помню, старики рассказывали, что раньше было еще хуже: носильщики не пользовались тележками, все носили на ремнях», - рассказывает Сябитов. И все-таки чаевые, тянувшие на 10-15 руб., которые носильщик в 80-е годы мог принести домой после смены, была весомым аргументом в пользу «вокзального трудоустройства» - поступить на место носильщика было очень непросто.

В Москве татары всегда могут встретить земляков
в «халяльной» мясной лавке и у мечети

«Знаете, мы тогда мало задумывались о том, престижная работа или нет. Главное - она давала возможность кормить семью. А у татар и в Москве часто бывали большие семьи, - вспоминает Сябитов. - Я всегда говорю: для того чтобы узнать, что такое большой город, надо прийти на вокзал. Вокзал - это сама жизнь: кого-то опустит, кому-то поможет подняться. Многим из нас вокзал помог поднять своих детей».

Постоянное место жительства

Типичная для московских татар ситуация: дети вчерашних дворников и носильщиков оканчивают вузы и аспирантуру. Потеря национальной самобытности практически неизбежная плата за этот рывок вперед. По данным опросов, около трети татар-москвичей признаются сегодня, что не знают родного языка. Несколько интернетовских сайтов, где татары обсуждают свои национальные проблемы, и объявления свах: «Женю татар» как раз для «прорвавшихся» - получивших хорошее образование и сумевших заработать деньги, но не знающих, как вернуться к национальным корням.

Долгое время средством, которое не давало татарам окончательно раствориться в московском «плавильном котле», была религия. Чтобы встретиться с земляками, поговорить на родном языке, достаточно было перешагнуть порог мечети. «Говорите по-мусульмански!» - одергивали входящего в Соборную мечеть в Выползовом переулке, и он немедленно переходил на татарский язык. По праздникам у ограды мечети выстраивались сборщики денег для сельских мусульманских общин. Вокруг каждого «дежурного» собирался кружок тех, кто был родом из соответствующей деревни. Есть татары, которые уверены: жить по-мусульмански можно в любых обстоятельствах. «Я двадцать лет пролетал в авиации, но даже пост выдерживал в полете. А молиться можно и в кресле самолета, - говорит шейх Анвар Юнеев, главный имам мусульманской общины в Домодедове. - Впрочем, сегодня найти татарина, соблюдающего все религиозные требования, в Москве непросто».

«У нас есть традиция: горе в доме или радость, всегда надо собрать людей»,
- говорят московские татары

И все-таки татарские «мастера незаменимых профессий» смогли передать своим детям нечто, не зависящее от национального колорита и языка. Пожалуй, это можно было бы назвать особым взглядом на жизнь. «У нас был случай, когда за квартиру, которую мы выхлопотали для солдата-инвалида чеченской войны, какое-то время некому было платить, - рассказывает Флера Селиховская, зампредседателя Комитета солдатских матерей. - *наете, как я нашла на это деньги? Собрала у мусоропровода пустые бутылки, сдала их. И все. Нет такой работы, которая была бы унизительной, если это нужно твоим близким или тем, о ком ты заботишься. Даже если тебе придется поработать «директором метлы».

Алла АСТАХОВА
Александр СОРИН (фото)


Информация
^ Наверх ^

Агентство Безопасности ПРЕВЕНЦИЯ

ПОРТАЛ ТАТАР МОСКВЫ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ


Указывайте источник и автора публикаций, информация не проверяется на первоисточник. Мы не публикуем противозаконную информацию. Мнение автора публикации является субъективным и не является позицией редакции.